Какой рисунок самый лучший?

Рисунок №1 - 0.1%
Рисунок №2 - 0%
Рисунок №3 - 0.2%
Рисунок №4 - 0.1%
Рисунок №5 - 0%
Рисунок №6 - 0.5%
Рисунок №7 - 55.4%
Рисунок №8 - 0.1%
Рисунок №9 - 0.2%
Рисунок №10 - 39.4%
Рисунок №11 - 0%
Рисунок№12 - 0.1%
Рисунок №13 - 0%
Рисунок №14 - 0.3%
Рисунок №15 - 0.1%
Рисунок №16 - 0.1%
Рисунок №17 - 0.3%
Рисунок №18 - 0.9%
Рисунок №19 - 0%
Рисунок №20 - 0.2%
Рисунок №21 - 0.1%
Рисунок №22 - 0.2%
Рисунок №23 - 0%
Рисунок №24 - 0.3%
Рисунок №25 - 0%
Рисунок №26 - 0%
Рисунок №27 - 0.2%
Рисунок №28 - 0.1%
Рисунок №29 - 0%
Рисунок №30 - 0%
Рисунок №31 - 0%
Рисунок №32 - 1.3%

Всего голосов: 3975
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ЦЕНТР ОБРАЗОВАНИЯ №25 С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ»

О центре

Авторизация

Календарь публикаций

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Музей Боевой славы

Полезное

Суббота, 18 Октябрь 2014 20:05

Как выучить иностранный как родной

Иностранный язык становится «родным» всего для 5% изучающих его. Как оказаться в их числе, и на что обращают внимание те же британцы, оценивая речь иностранцев?

Кто хорошая машинистка?

Говорят, в СССР плохой английский у дипломатов иногда считался хорошим тоном: чем сильнее акцент, тем сильнее советский человек любит родину. Времена изменились: теперь успешный человек зачастую не может себе позволить не говорить по-английски или говорить с сильным акцентом.

Сильный акцент – наследие тех времен, когда лишь мизерный процент изучающих язык мог разговаривать на языке с его носителями, а большинству приходилось довольствоваться литературой, которая, понятно, произношению не учит. Хорошая речь была привилегией особой касты «выездных», путь в которую лежал через спецшколу с углубленным изучением иностранного языка.

"У атомных бомб и языковых спецшкол, созданных в СССР в конце 1949 года, был один «крестный отец»  -  Комитет информации (КИ), объединявший тогда МИД, военную и политическую разведку, - делится результатами своих изысканий выпускник 1986 года московской школы с углубленным изучением английского языка № 1282, журналист Максим Токарев. -  Им руководил Андрей Вышинский, слывший самым образованным приближенным Сталина и хорошо понимавший растущую потребность СССР в знатоках западных наречий. Весной 1949 года Вышинский, заручившись одобрением Сталина, приказал министру образования СССР Кафтанову в порядке эксперимента открыть в Москве и Ленинграде по одной средней школе с углубленным изучением английского языка. Он же лично одобрил кандидатуру первого директора. Им стал Дмитрий Николаевич Таптыков. Первую команду учителей Таптыков набрал из педагогов с опытом работы в школах при советских миссиях за границей. Их будущих учеников со 2-го по 6-й классы отбирали до конца 1949 года по конкурсу в лучших школах Москвы. В их число попали сыновья членов сталинского Политбюро Маленкова и Кагановича, министра финансов Дымшица и первого замминистра иностранных дел Малика, генерала разведки Судоплатова и партизанского генерала Вершигоры».

Попасть в эту обойму означало встать на твердый карьерный путь. Да и образование в спецшколах давали качественное:   на иностранном преподавали историю, географию, литературу. Несмотря на это, изучение языка все равно чаще всего происходило в полном отрыве от языковой среды. Выпускники спецшкол впервые попадали за границу на стажировку, только когда поступали в институт. «Впервые я попала во Францию на стажировку только на третьем курсе в середине восьмидесятых, - вспоминает одна из преподавательниц МГИМО, выпускница института иностранных языков им. Мориса Тореза. – Говорила я к тому времени хорошо, но общаться со сверстниками было трудно. Оказалось, что я разговариваю на языке Бальзака – по тем книгам, по которым мы учили язык. Разумеется, это сильно отличалось от современного разговорного языка».

Изучение языка в советской школе строилось в основном на грамматико-переводном методе. Язык, как математика, основывается на правилах, остается лишь подставлять нужные слова в выученные структуры. Диалоги из советских учебников – классика абсурда: «Эта девушка – студентка? – Нет. – Она машинистка? – Да. – Она хорошая машинистка? – Да. – Кто хорошая машинистка? – Эта девушка».

Совершенствование языка в грамматико-переводном методе – это чтение книг и литературный перевод. Такой способ обучения подходит людям с логическим мышлением и высокой мотивацией. Неудивительно, что язык выучивали единицы. В знаниях грамматики они могли соревноваться с англичанами, словарный запас был богатый, но разговорная речь - хуже, чем у нынешних студентов, знающих всего около тысячи слов, но свободно болтающих в барах с экспатами.

Консультанты образовательной компании «Альбион» подтверждают: преподаватели британских частных школ до сих пор с удивлением отмечают тот факт, что попавшие на обучение в Англию ученики российских спецшкол действительно часто превосходят своих британских сверстников в знании грамматики английского.

 НАЗАД

 

Дополнительный английский

Сегодняшние школы с углубленным изучением языка, разумеется, не ограничиваются грамматико-переводным методом. Метод погружения, коммуникативный, структурный, натуральный, прямой, лингвосоциокультурный  - теперь методов изучения очень много.  Задача учителя в том, чтобы правильно их комбинировать, подбирая лучшие упражнения из разных источников. Никуда не исчезла и советская школа:  при разборе грамматики чаще всего возвращаются к учебнику Н. А. Бонк.

Как сегодня чувствуют себя ученики наших спецшкол, попадая за границу?

Александр Оганесьян успел поучиться в трех школах: до 7-го класса – в школе с углубленным изучением английского 1273, затем – в лицее при Бауманке, а после 9-го класса завершает школьное образование в Британии.

«Когда надо было переезжать за границу, английский у меня был уже хороший. К репетитору я начал ходить в 8 лет, много занимался иностранным в первой своей школе, да и в лицее преподавание английского было на уровне, хотя класс был физико-математический», - уверяет Александр.

Несмотря на то, что на уроках в британской частной школе у него не возникало проблем с пониманием материала, в общении с одноклассниками-англичанами не все было ясно. «В первую очередь – надо было разобраться в сленговых словах для общения с одноклассниками. Затем – освоить написание эссе, используя определенную структуру изложения, отличную от привычного сочинения. Например, тебе задают анализ произведения, нужно разобрать небольшой отрывок из него, находя примеры употребления метафор, аллюзий и т. д.»

Александр уверяет, что освоился в британской школе уже к концу первого триместра,  еще до Нового года, когда понял, что для него перестало иметь значение, ведётся преподавание на английском или на русском. Незнакомые слова, конечно, встречались, но ведь и в русской школе приходится иметь дело с новыми терминами. А вот друзьям Александра, которые в России не так тщательно учили английский, в британской школе пришлось сложнее. «Они меньше общались с людьми, а если заводили беседы, то на общие темы.  Впрочем, к концу первого года обучения английский у них заметно подтянулся, а к концу второго года стал вполне хорошим».

«В зависимости от уровня подготовки и способностей, нашему школьнику  необходимо от трех до девяти месяцев обучения в британской школе, прежде чем он сможет полноценно изучать все дисциплины», - подтверждают мысль Александра консультанты образовательной компании "Альбион"

По словам экспертов «Альбиона», в большинстве случаев иностранным ученикам, которых принимают в британские частные школы, в расписание обязательно включают дополнительное изучение английского как иностранного. Случай Александра Оганесьяна, который сразу приступил к обучению на общих основаниях, скорее исключение.

«Обычно уроки английского как иностранного проводятся вместо дисциплин, которые сложны для изложения. В первую очередь, это история, потому что там надо воспринимать и излагать большой объем материала на английском. Когда преподавателям становится понятно, что возможен переход к стандартной учебной программе, эти дополнительные уроки английского прекращаются, если ученик не возражает. Однако изучение дополнительного английского, вместо истории, не означает, что вас отстраняют от уроков «обычного» английского языка и английской литературы», - объясняют в «Альбионе».

 «Английский язык я начал учить еще с первого класса, ходил на курсы два раза в неделю, - говорит выпускник элитной английской школы Чартерхаус (Charterhouse)  Кирилл Храпоничев. -  Непосредственно перед вступительными экзаменами в английские школы у меня было несколько занятий с носителем языка, на которых я учился писать эссе. Также было не больше 10 занятий по математике, физике, химии и биологии на английском, чтобы узнать термины и уменьшить пробелы из-за существующих различий в российской и британской школьных программах. Как ни странно, моя оценка своих навыков не очень изменилась, когда я приехал в Англию. Как я и ожидал, было сложнее в устной речи, и легче в письменной. Основные трудности были с пониманием того, что говорили сверстники. Учителя уже говорят очень отчетливо. Первое время окружающие не всегда меня понимали из-за акцента. В целом, было достаточно сложно первые пару недель, потом я уже мог поддерживать диалоги. С письменным языком проблем было гораздо меньше. Но абсолютно свободно владеть английским, считаю, я стал только через полтора года учебы в Англии».

Для такого стирания языковых границ приходится приложить серьезные усилия. «Преподаватели британских школ задают писать не меньше трех развернутых эссе в неделю по различным темам в качестве домашних работ, - говорит Валентин Щукин, руководитель "Альбиона". – Погружение в среду, постоянная английская речь вокруг тоже важны, но главное то, что учителя заставляют постоянно письменно формулировать свои мысли, излагать мнение по тому или иному поводу. Именно это стимулирует мозг, и ребята сами не замечают, как начинают думать по-английски. Это и есть первый шаг к тому, что иностранный язык становится почти родным».

Собственная мотивация

 «Конечно, трудно делать обобщения, но у многих российских школ сильная сторона – это качественная подготовка по грамматике иностранного языка, - говорит преподаватель,  доктор философии Mansfield University Грегори Разран. – Тем не менее, зачастую  методики преподавания в США и Британии больше направлены на развитие навыков общения, и таким образом лучше готовят учеников к использованию иностранного языка в ситуациях реальной жизни.  Также важно, что в США и Британии школы вовлекают студентов в самостоятельное добывание знаний, заставляют брать на себя ответственность за свое обучение. Это часть преподавательской методики».

«Ориентация на мотивацию ученика – важная составляющая британской педагогической практики, подтверждает Маргарет Кокс, репетитор, выпускница престижных Cheltenham Ladies’ и SOAS, готовящая российских школьников к учебе в Великобритании. Когда весь процесс обучения вытягивает на себе учитель, а дети пассивно сидят в группе, редко общаясь  между собой– это снижает эффективность изучения языка. Разумеется, для языковой подготовки весьма полезны заграничные поездки и школьные обмены».

Изучение иностранного языка – обязательная часть и британской школьной программы. Роберт Пауэр, выпускник Оксфордского университета, уверен: если школьник учит французский, но при этом не будет общаться с носителями языка, ездить во Францию, франкоговорящие страны, - он никогда и не выучит язык хорошо. И в Англии, и в России учителя иностранного языка чаще всего – это не носители языка, а качество учительской подготовки может варьироватьсяЛЕЕ 

 
 
Прочитано 606 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Адрес центра

300040 г.Тула, Пролетарский район, ул.Калинина, д.7

(маршрутное такси № 18, 23, 24 до остановки ул.Калинина)

Посмотреть на карте

Посмотреть на карте

e-mail:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
телефон:
40-84-15 - директор
40-89-24 - приемная (секретарь)
40-87-13 - зам. директора
40-86-39 - охрана, столовая

Дошкольные структурные подразделения:

«Семицветик»
г.Тула, ул. Епифанская д.127

«Олимпик»
г.Тула, ул.Плеханова, д.145