Какой рисунок самый лучший?

Рисунок №1 - 0.1%
Рисунок №2 - 0%
Рисунок №3 - 0.2%
Рисунок №4 - 0.1%
Рисунок №5 - 0%
Рисунок №6 - 0.5%
Рисунок №7 - 55.4%
Рисунок №8 - 0.1%
Рисунок №9 - 0.2%
Рисунок №10 - 39.4%
Рисунок №11 - 0%
Рисунок№12 - 0.1%
Рисунок №13 - 0%
Рисунок №14 - 0.3%
Рисунок №15 - 0.1%
Рисунок №16 - 0.1%
Рисунок №17 - 0.3%
Рисунок №18 - 0.9%
Рисунок №19 - 0%
Рисунок №20 - 0.2%
Рисунок №21 - 0.1%
Рисунок №22 - 0.2%
Рисунок №23 - 0%
Рисунок №24 - 0.3%
Рисунок №25 - 0%
Рисунок №26 - 0%
Рисунок №27 - 0.2%
Рисунок №28 - 0.1%
Рисунок №29 - 0%
Рисунок №30 - 0%
Рисунок №31 - 0%
Рисунок №32 - 1.3%

Всего голосов: 3975
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ЦЕНТР ОБРАЗОВАНИЯ №25 С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ»

О центре

Авторизация

Календарь публикаций

« Сентябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Музей Боевой славы

Полезное

Вторник, 24 Февраль 2015 17:14

Разбудить Стива Джобса

Петр Капица был исключен из Кронштадтской гимназии за неуспеваемость, Горького не взяли на филфак, а Шаляпина – в церковный хор, первый поэтический сборник Набокова преподаватель Тенишевского училища публично поднял на смех, Менделеев еле-еле набрал проходной балл, чтобы поступить в педагогический институт, а Эйнштейн мало того что заговорили только к четырем годам, так еще и провалил экзамены в Высшее технические училище в Цюрихе. Стивен Спилберг дважды пытался поступить в киношколу при Университете Южной Калифорнии, и оба раза его отвергли с вердиктом «слишком бездарен». Ну а Стив Джобс, как известно, вообще бросил дорогущий Портлендский колледж и потом вспоминал, что единственной полезной дисциплиной там оказалась каллиграфия, ведь именно графический концепт Apple стал в дальнейшем основным источником прибыли. Зачастую взаимоотношения таланта и системы образования носят характер скорее драматического противостояния, чем «поддержки», «развития», «создания условий». Талант так устроен, что никакие самые точные в мире методики «выявления» не смогут нам предсказать, где, когда и как он раскроется. А пойманный в «сетку школьных предметов», он может и вовсе угаснуть, оказавшись не у дел. Как же быть?

 

Тема работы с развитием детских способностей, а в пределе – и с одаренностью, кажется мне сейчас крайне важной. Я уж не говорю про ФГОСы всех ступеней, которые настойчиво требуют от педагога целенаправленной работы по развитию детского мышления, формированию преобразующих компетентностей, внутренней мотивации к обучению. Вся окружающая реальность, и социально-экономическая, и культурная, прямо кричит о том, чтобы тема, которую мы в образовании привычно маркируем канцеляризмом «система выявления и поддержки талантливых детей», удостоилась, наконец, содержательного обсуждения и переосмысления.

Сейчас такое время – все читают экономистов. Ну и я. Так вот, хочу сказать, что именно в социально-экономической аналитике и прогнозах можно обнаружить те ключевые разрывы, которые, возможно, не так видны, если в размышлениях на тему развития детской одаренности и талантов привычно ограничиваться «психолого-педагогическим аспектом».

Вот прогноз Александра Аузана, декана экономического факультета МГУ: «Может ли Россия жить без нефти? Стоит напомнить, что Россия, кроме нефти и газа, производит еще одно благо мирового значения – мозги. Несмотря на неудачные реформы в сфере образования, репрессии и кризисы, нашей стране удается рождать одно за другим поколение талантливых людей. Это во многом вопрос культуры и ее воспроизводства… Чтобы не терять мозги и доходы, нам надо серьезно перестраивать все модели и общественные институты. Пока развилка выглядит так: либо мы сырьевая страна, либо умная» (источник – РБК).

Признаться, не ожидала от экономиста настолько предельной постановки вопроса, но дальше – больше. Читаем актуальные рассуждения историка науки из Массачусетского технологического института, с которым плотно сотрудничает «Сколково», Лорена Грэхэма: «…самым поразительным является то, что Россию нельзя назвать технологическим болотом: российские ученые сделали множество важнейших научных открытий XX века. Среди их достижений можно назвать изобретение лазеров, они стали пионерами в области компьютерных технологий и даже предложили концепцию гидроразрыва – и все эти идеи были позже доработаны и коммерциализированы другими странами…» (источник – The Boston Globe). И далее, ключевое на сегодняшний день: «Неспособность превращать идеи в коммерческие начинания оказалась чрезвычайно серьезной проблемой для России и в конечном итоге для всего мира. Чем дольше в экономике этой гигантской ядерной державы доминируют сырьевые олигархи, а не стабильный, независимый деловой сектор, тем дольше миру придется терпеть ее попытки бравировать своим геополитическим влияниям, проявляющимся самым непредсказуемым образом». (http://inosmi.ru/world/20150107/225375584.htm)

Правда, неожиданный разворот психолого-педагогической проблематики?

Понятно, что в этом месте можно предъявлять разнообразные претензии несовершенству всех подряд общественных институтов и социальных лифтов, однако нельзя отрицать и того, что здесь зафиксирован серьезнейший вызов системе образования. Мы же с вами точно понимаем, какую школу прошла научная элита? Правильно, нашу. С жесткой предметной доминантой. И более того, могу спорить, что подавляющее большинство тех ученых, о которых пишет Грэхем, а также тех, о которых он даже не догадывается, были в нашей школе отличниками, олимпиадниками, победителями всевозможных конкурсов, стипендиатами. То есть прошли всю систему «выявления и поддержки». Не хочется слишком подробно останавливаться на всех системных перекосах. Мы, в общем, положа руку на сердце, и так прекрасно знаем, что машинка, которая предполагает точечное выявление детей, их сортировку исходя из предметной сетки, двойное-тройное увеличение количества часов и сложности задач, а затем демонстрацию предметных результатов на всех уровнях, имеет, мягко говоря, «ряд рисков и ограничений», а именно:

Не оставляет места детской самостоятельности и самоопределению.

Не предполагает освоения способов решения жизненных задач, которые совсем не равны предметным.

Приводит к нервному истощению и выгоранию.

Убивает внутреннюю познавательную мотивацию и подменяет ее на жесточайшую зависимость от внешней оценки.

Уровень тревожности отличников в разы выше, чем у тех, кто учится хуже. А к третьему курсу института страх перед тем, что будет дальше, начинает невротически зашкаливать именно у будущих «краснодипломников». Они меньше всех понимают, что делать в ситуации неизвестности и неопределенности, которая ждет их за пределами академических стен. Может, ключевая проблема и заключается в том, что у нас если образование, то «в стенах»?

Недавно беседовала с двумя сильными восьмиклассницами (Москва и Красноярск). Спрашиваю, что нужно переделать в школе, чтобы развивать способности лучше? Цитирую предложенные меры: уменьшить количество часов по тому предмету, к которому есть способности, чтобы «была возможность читать книги и вообще нормально заниматься – встречаться со специалистами и что-то пробовать»; отменить отметки, «чтобы на них не отвлекаться», «чаще куда-нибудь ходить».

Анализ международных исследований, так или иначе касающихся развития одаренности в образовании, показывает, что ключевыми становятся два не так просто переводимых на русский язык понятия: need for cognition (NFC) и cognitive challenge. Под NFC подразумевается такой особый тип мотивации, когда человек стремится к новым достижениям и получает удовольствие от того, что справляется со все более и более трудными задачами. То есть важна не просто жажда знаний (по типу расширения кругозора), а удовольствие от трудных свершений. А обеспечить формирование такого типа мотивации можно, именно систематически создавая ситуации, где учащемуся бросается «познавательный вызов». Настоящий мотивирующий вызов в стенах класса и в рамках репродуктивного урока бросить достаточно сложно, согласитесь.

Я уверена, что открыть образовательное пространство, сделать его вдохновляющим и «бросающим вызов» можно, изменив всего две вещи (только одновременно): 1) собственные установки. Признать, что это не излишество, а средство выживания; 2) способы работы. Прямо заместить репродуктивные уроки «в стенах» другими типами занятий, максимально их разнообразив. Другой вопрос, что многочисленные встречи с учителями показывают, что как раз современные диалогичные способы работы, направленные на организацию группового мышления, проектирования, совместного творчества и преобразования, являются, к сожалению, чуть ли не главным дефицитом в числе профессиональных умений. Разнообразные погружения, задачи предельного типа, квесты, игры, интеллектуальные путешествия, дебаты, форсайты никак не проникнут в «стены официального образования», хотя при этом невероятно востребованы в других сферах, где люди вместе думают, учатся и проектируют будущее. Может, освоим все-таки? А то вон видите, Стив наш Джобс на задней парте совсем уснул уже. Или пусть спит?

________________________________________________

Команда экспертов «Эврики» совместно с единомышленниками из бизнес-образования, антропологии и игропрактики на площадке дистанционного Института повышения квалификации EurekaOnline предлагает курс «Развитие детской одаренности в образовании: перспективные модели». Материалы преподавателей курса смотрите в этом номере «ВО».

Прочитано 627 раз
Алексеева Екатерина Петровна

Директор

Адрес персонального сайта:  http://ekaterina-alexeeva.ru

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Адрес центра

300040 г.Тула, Пролетарский район, ул.Калинина, д.7

(маршрутное такси № 18, 23, 24 до остановки ул.Калинина)

Посмотреть на карте

Посмотреть на карте

e-mail:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
телефон:
40-84-15 - директор
40-89-24 - приемная (секретарь)
40-87-13 - зам. директора
40-86-39 - охрана, столовая

Дошкольные структурные подразделения:

«Семицветик»
г.Тула, ул. Епифанская д.127

«Олимпик»
г.Тула, ул.Плеханова, д.145