Какой рисунок самый лучший?

Рисунок №1 - 0.1%
Рисунок №2 - 0%
Рисунок №3 - 0.2%
Рисунок №4 - 0.1%
Рисунок №5 - 0%
Рисунок №6 - 0.5%
Рисунок №7 - 55.4%
Рисунок №8 - 0.1%
Рисунок №9 - 0.2%
Рисунок №10 - 39.4%
Рисунок №11 - 0%
Рисунок№12 - 0.1%
Рисунок №13 - 0%
Рисунок №14 - 0.3%
Рисунок №15 - 0.1%
Рисунок №16 - 0.1%
Рисунок №17 - 0.3%
Рисунок №18 - 0.9%
Рисунок №19 - 0%
Рисунок №20 - 0.2%
Рисунок №21 - 0.1%
Рисунок №22 - 0.2%
Рисунок №23 - 0%
Рисунок №24 - 0.3%
Рисунок №25 - 0%
Рисунок №26 - 0%
Рисунок №27 - 0.2%
Рисунок №28 - 0.1%
Рисунок №29 - 0%
Рисунок №30 - 0%
Рисунок №31 - 0%
Рисунок №32 - 1.3%

Всего голосов: 3975
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
«ЦЕНТР ОБРАЗОВАНИЯ №25 С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ»

Учебный процесс

Авторизация

Календарь публикаций

« Март 2015 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Музей Боевой славы

Вторник, 24 Февраль 2015 20:59

Языковое разнообразие планеты

Ежегодно 21 февраля в мире отмечается Международный день родного языка — праздник, провозглашенный Генеральной конференцией ЮНЕСКО в ноябре 1999 года в целях сохранения языкового и культурного разнообразия нашей планеты. Эта дата была выбрана неслучайно — 21 февраля 1952 года в столице Бангладеш городе Дакка от рук полицейских погибли студенты, участвующие в демонстрации в защиту своего родного языка бенгали.

Согласно разработанному ЮНЕСКО Атласу языков мира, находящихся под угрозой исчезновения, за время жизни последних трех поколений из почти 7000 существующих на планете языков безвозвратно потеряны более 200, еще 538 находятся на грани вымирания, 502 языкам угрожает серьезная опасность, 651 находится в опасности и 607 — в состоянии неустойчивости. Авторы книги утверждают, что исчезновение языков наблюдается во всех регионах мира, независимо от уровня их экономического развития.

Источник: ria.ru

Опубликовано в Интересное
Вторник, 24 Февраль 2015 17:18

Мы слишком хорошо учим наших детей?

Достижениями талантливых принято восхищаться, выставлять на конкурсы, а самих детей – поощрять и награждать. Однако в работе с ними, бесспорно, ничуть не меньше проблем, чем на любом другом педагогическом фронте. О том, что волнует сегодня специалистов, мы побеседовали с Олегом Владимировичем Порошиным, директором лицея № 39 г. Озерска Челябинской области. Специализация лицея – углубленное изучение физики, химии и математики. Уже 10 лет он входит в тройку лучших учреждений Челябинской области по итогам ЕГЭ. Выпускники лицея регулярно участвуют в финале Всероссийской олимпиады, занимаются исследовательским проектированием (финалисты Менделеевской конференции этого года). На Всероссийском форуме победителей олимпиад «Будущие интеллектуальные лидеры России» Олег Владимирович возглавлял объединенную команду городов Озерска и Снежинска. Выпускники лицея поступают в ведущие столичные технические вузы и успешно их заканчивают.

– Как Вам кажется, вообще-то в России есть система выявления и поддержки талантливых детей?

– Позвольте подойти к этой проблеме с несколько неожиданной стороны. У меня такое ощущение, что в стране нет четкого и внятного ответа на вопрос, а зачем нам нужны одаренные дети? А отсюда все и проистекает. Понимание, что одаренные дети – это хорошо и лучше бы они были, имеется. А вот зачем они нам нужны и что с ними дальше делать, непонятно. Я это ощущаю на своем примере. Ведь нам на уровне города даже предъявляли претензии, что мы слишком хорошо учим наших детей! Они, дескать, уезжают в столицы, учатся в ведущих вузах и там остаются. С одной стороны, замечательно, что мы их хорошо учим, но с другой стороны – мощный отток мозгов из города. На что мы всегда отвечаем: «А что вы сделали для того, чтобы эти мозги вернулись?» Мне кажется, это микроскопическая проекция того, что происходит в стране в целом. Не сказать, что вообще системы поддержки одаренных детей нет, но она без начала и конца. Мы их здесь выявили, воспитали-подняли, а потом выбрасываем наружу и они там теряются. Или наоборот – концентрируются в избранных московских вузах, у которых тоже выстроена система по поиску и набору таких детей. В этом плане физтех очень преуспел. У них правильная позиция: создали многоуровневую сеть, делают много программ для школьников, поступенчато с ними работают. И выпускники к ним уходят. А другие вузы страдают от отсутствия хороших абитуриентов, но ничего не делают, чтобы их «отловить». А дальше студенты приезжают на каникулы, и первый вопрос, который я им всегда задаю: «Вы кем будете?». Но они вплоть до 4–5-го курса не представляют, кем же? То есть система там где-то тоже обрывается.

– А есть обратная связь после вуза? Чем все заканчивается?

–Да, мы спрашиваем. Безработных среди них, конечно, нет. Но очень большой процент работает не по специальности, вне связи с дипломом. Бизнес, банки, менеджмент. Очень мало кто остается в науке и исследовательских областях. Хотя в процессе обучения им все, что происходит в вузе, очень интересно, особенно если процесс обучения выстроен актуально и динамично. Но потом все как-то схлопывается. Вот один маленький пример: моя выпускница училась в федеральном вузе на таможенника. Очень ей все нравилось, радовалась, было интересно. А потом, когда выпустилась, оказалось, что не нужна она Федеральной таможенной службе – пришлось идти работать совсем в другое место. Меня это озадачило. То есть федеральное учреждение выпускает федеральных служащих, вложены большие деньги, а в чем «выхлоп» – непонятно.

– Она сама как это восприняла? Как трагедию?

– Да, для нее это было болезненное столкновение с реальностью. Морально было очень тяжело. Человек был под это «заточен», готовился, осознанно шел к цели все пять лет обучения. Такие ситуации не редкость. Поэтому сказать, что системы нет, – нельзя. Но она не цельная. Она разорванная. Мне кажется, то, что в эту систему включили только образовательные учреждения, – это неправильно.

– А как бы Вам казалось правильным все обустроить? Какой ход и на каком уровне мог бы ситуацию поправить?

– Ну я, конечно, может быть, сейчас в государственном масштабе эту ситуацию не выстрою, но хотелось бы, чтобы одаренный ребенок в процессе своего развития ощущал свою нужность и необходимость. Мне казалось бы правильным, чтобы начала развиваться система грантов прямо со школьной скамьи. Наши дети периодически выигрывают премии президента, губернатора и т.д. Как все происходит? Они приезжают, им торжественно вручают сумму, они ее кладут себе на счет, ну и кто себе компьютер купит, кто еще что-то. Но, мне кажется, было бы лучше, чтобы эти деньги давались под задачи их развития. То есть мы тебе даем некий ваучер, но сумму можно потратить только на свое образование, развитие. Сейчас появляется большое количество выездных школ, лагерей разного уровня. Именно там у ребенка есть шанс совершить определенный качественный рывок. Он сталкивается с новыми преподавателями, новыми задачами, условиями. Но на поездку в такие школы денег не хватает. Плюс много международных олимпиад, но чтобы на них выехать, нужны вложения, которых часто тоже нет. Понятно, что государство такое большое количество грантов на всех уровнях выделить не может. И вот тут момент, когда работодателей и производство можно было бы легко подключить. Для серьезного производства выделить гранты в 30–50 тыс. – это не очень большая проблема. Но при этом они могут объявлять свои условия выделения грантов и начинать отслеживать таких детей со школьной скамьи вплоть до того, как они станут специалистами. При этом ребенок будет знать, что он учится и развивается на деньги какого-то комбината, – как у нас, например, в системе Росатом. А комбинат будет принимать активное участие в его обучении в вузе, привлекать его на практику. Таким образом, можно воспитать достаточно серьезных специалистов. И это бы отрегулировало связь с работодателем.

– Вернемся к вашему лицею. За счет чего удалось достичь таких выдающихся результатов? И удовлетворены ли Вы сами существующим положением дел? Ведь мы же с Вами понимаем, что подготовка к ЕГЭ не тождественна развитию одаренности. Может быть, Вы ощущаете сами какие-то дефициты и обиходное понимание развития одаренности кажется Вам некорректным?

– При создании лицея первый его директор Любовь Николаевна Грушивая заложила ряд принципов. Во-первых, лицей учреждался при городском филиале МИФИ, на его территории. И поэтому философия, цели и уровень задавались вузовскими преподавателями. Была собрана очень сильная команда преподавателей со всего города. Ну и третье, сразу начался отбор детей – сперва с девятого класса, потом с восьмого, потом опустились до пятого. Важно заметить, что чем ниже мы опускаемся, тем отбирать становится сложнее, так как одаренность детская, по крайней мере физико-математической направленности, раскрывается как раз в среднем звене. И поэтому угадать, что из кого получится, в пятом классе очень сложно. Но нас вынудило нормативно-подушевое финансирование.

Какие проблемы на сегодняшний день? Это точно кадровый ресурс. Старая гвардия, как ни печально, уходит, а новые специалисты, если они хорошие, сразу требуют высокую оплату. А мы на прокрустовом ложе нормативно-подушевого финансирования и такой возможности почти не имеем. Брать деньги с родителей на сегодняшний день юридически сложно. И главное, что менталитет нашего маленького города еще «постсоветский». Родители не очень хотят вкладывать деньги в образование своих детей, но и совсем без этого не получается. И вот тут мы наталкиваемся на типичную ситуацию: одаренный ребенок появляется в семье не очень обеспеченной – и тут же начинает проигрывать сверстникам из обеспеченных семей. Какое-то время он за счет своего интеллекта выдерживает конкурентную борьбу, но но однажды не может ездить на все мероприятия и неизбежно начнет отставать. Мы, безусловно, таких ребят поддерживаем, не так уж их и много, но проблема есть. Хотелось бы приглашать интересных людей к детям, но на самом деле интересные люди благодаря уровню своего образования и интеллекта могут заработать больше в другом месте, нежели с детьми. И еще один нюанс – обязательная программа, которую мы должны выдавать. Может, я бы и мог какие-то средства переориентировать, но мы должны давать и пение, и музыку, и ОБЖ, и т.д. А это оттягивает большое количество средств.

– А сколько у вас человек в школе?

– 400. Мы не микроскопическое учреждение, но и не очень большое. Набирать я должен не меньше 25 человек в класс, а эффективная учебная группа – до 15. Можно было бы их поделить каким-то образом, но все опять упирается в деньги. У меня такое ощущение, что мы сейчас в процессе нащупывания принципов оплаты труда учителей вот в таких школах, как наша. Для общеобразовательных школ НПФ, наверное, имеет смысл. И я понимаю логику людей, которые ратуют за отмену статусов лицеев, гимназий и вообще за отмену отбора контингента. Назваться лицеем и гимназией могла любая школа, а потом требовать дополнительных денег. Но, мне кажется, нужны прозрачные критерии, по которым можно было бы определить тех, кто реально дает качество.

Вот рейтинги, например. К ним же тоже много вопросов. В прошлом году наша школа попала в Топ-500 – за счет того, что наш ученик вышел в финал Всероссийской олимпиады. А в этом году мы не попали. В городе было много шума, что мы «сдали позиции». И пришлось мне всем долго объяснять, что это не такой важный показатель. Я олимпиаду воспринимаю как средство, а не как самоцель. Поэтому с рейтингами тоже надо аккуратно. Но мы доказываем, что действительно даем высокое качество, для нас показатель – поступление в ведущие вузы и успешное там обучение. Мы выпускников отслеживаем, куда поступают, на какие специальности. Может быть, основываясь на этой информации, можно было бы коэффициенты какие-то поменять. Хотя вот у нас в области сейчас разрабатывается образовательный проект «ТЕМП» по углублению физмат-образования и там внутри системы предполагается дополнительное финансирование. Но в связи с тем, что систему эту придумывали только чиновники, без консультаций с теми, кто реально работает с детьми, есть подозрение, что большинство школ опять просто объявит, что они углубленно все изучают, и попросят денег.

– Слушайте, а вот идея о том, чтобы отменить отбор детей, получать больше средств и как-то переориентировать работу, приводит Вас в ужас?

–Да, в ужас. Потому что если мы отменим отбор, то резко потеряем в качестве. Отбор нужно делать – и тут множество проблем вместе стекается. Во-первых, гиперактивные родители, которые считают, что их родительский долг – пристроить ребенка в хорошую образовательную организацию. Как только это происходит, они успокаиваются и больше вообще ничего не делают. Мы с такими родителями сталкиваемся каждый год. А без их участия мало что получается. И сами дети, «запихнутые» родителями, ничего не хотят, и самое главное – не хотят трудиться. А что такое углубленное изучение чего-то? Это дополнительные усилия, которые должны быть прежде всего осознанным стремлением. И вот это входное препятствие – отбор – изначально показывает человеку, что он должен прилагать усилия. Если он эти усилия сразу же, сходу, начинает прилагать, то дальше с ним уже работать гораздо легче. А у нас ведь в окружающем воспитательном пространстве очень странная тенденция прослеживается. Вот, проводят какой-то конкурс, например, для малышей. И всем участникам в итоге дают дипломы и подарки. Но тогда теряется весь смысл соревновательности – зачем прилагать усилия? И у нас такие дети доросли уже до 8-го класса. Мы сталкиваемся с тем, что они вообще не хотят прикладывать усилий. Как только они сталкиваются с какой-то проблемой, то сразу брык на спинку и ждут маму-папу, которые их подхватят. Поэтому если мы сейчас перед ними препятствий ставить не будем, то получим совсем недееспособное поколение. Отбор нужен обязательно.

– То есть вы видите в нем скорее воспитательную функцию?

–Да, прежде всего. Мне кажется, что эту составляющую надо усиливать. Мы внутри уже начинаем переходить на систему внутренних экзаменов, зачеты вводим. Потому что когда первокурсники из физтеха с нами разговаривают, чаще всего они говорят: «Ой, спасибо, что вы нас тут гоняли!». Потому что в физтехе потом все будет еще жестче. И если туда вбрасывается человек, который к этому совсем не готов, то ему очень тяжело и морально, и физически.

– Во всем, что вы сказали, чувствуется очень жесткая предметная доминанта. Ну, кроме самого последнего рассуждения – про воспитание. А вот вся история с метапредметными результатами, личностными? Это ведь важно не только потому, что во ФГОС написано. Что Вы думаете? Или на это уже совсем не хватает ни сил, ни ресурса?

– Очень важно и, более того, мы стараемся именно в этом направлении прилагать усилия. Пару лет назад у меня возникло ощущение, что то, что связано с предметной составляющей, мы уже хорошо отработали и выверили на высоком уровне. Задирать сложность задач еще куда-то выше совершенно не имеет смысла. Но мы сталкиваемся именно с проблемами личностного и метапредметного характера. Вот – ребенок из хорошей семьи. Все учит, все на уроке понимает. Но как только остается с задачей один на один, у него будто срабатывает какая-то психологическая защита, и он перестает вообще делать что-либо.

– Вы сейчас предметную задачу имеете в виду или сложную жизненную ситуацию?

– Ну, мы сталкиваемся с предметными, но подозреваю, что с любой. Когда начинаем разбираться и говорить с родителями, то выясняем, что у них очень хорошая семья, где очень внимательно относятся к ребенку, с самого рождения оберегая его даже от тех проблем, которые еще только могут возникнуть. Вот, на прошлой неделе проводили собрание с родителями ровно на эту тему. Говорили, что современный успешный человек должен обладать такими качествами, как настойчивость, работоспособность, ответственность. А этого нет или почти нет, и это массовая история. Понятно, что подростки в полной мере могут пока такими качествами и не обладать. Но, когда мы начинаем их подтягивать, возникает напряжение, и родители стремятся защитить детей, теперь уже от нас. И мы пытаемся объяснить, что мы не враги, что на их стороне работаем. Эта проблема личностного и метапредметного развития очень актуальна, но пока не очень понятно, как с этим работать. И моя задача сегодня – переориентироваться на личностное развитие в большой степени.

– Смотрите, что получается. Мы с Вами вначале говорили, что система на уровне страны не целостная, обрывочная. Ну, словом, такая, какая есть. Но мы также с вами понимаем, что ожидать здесь каких-то коренных изменений в ближайшее время, наверное, не приходится. Надо работать с тем, что есть. Возвращусь к девочке, у которой не получилось устроиться в таможню. Я же специально спросила, явилось ли это для нее трагедией и каким-то сломом. Раз такие ситуации не эксклюзивны, а повсеместны, именно качества характера и метапредметные умения начинают играть ключевую роль. На одной-то предметной составляющей и не выедешь теперь?

– Да. Они должны суметь перестроиться, поставить быстро новые цели и задачи. Но вот как этому их научить, не очень понятно. Здесь ведь проблема комплексная и социальная. Какие-то корни идут из семьи, что-то из окружающего общества. Я еще понимаю, что у меня за пять лет абсолютно поменялся психотип ребенка. Дети очень прагматичные: четко прослеживают выгоды, за и против; с одной стороны, это дети информационного общества, но с другой, совершенно не умеющие работать с информацией. У них есть ощущение, что информация лежит в кармане, но как с ней работать – не имеют представления. Заберите телефон – и все: человек паникует и фактически парализован. Такое противоречие. Не имеют цели в жизни, живут сегодняшним днем. У них в сегодняшнем дне все хорошо, и ощущение того, что это «все хорошо» будет всегда, их не покидает.

 

Опубликовано в Новости образования
Вторник, 24 Февраль 2015 17:14

Разбудить Стива Джобса

Петр Капица был исключен из Кронштадтской гимназии за неуспеваемость, Горького не взяли на филфак, а Шаляпина – в церковный хор, первый поэтический сборник Набокова преподаватель Тенишевского училища публично поднял на смех, Менделеев еле-еле набрал проходной балл, чтобы поступить в педагогический институт, а Эйнштейн мало того что заговорили только к четырем годам, так еще и провалил экзамены в Высшее технические училище в Цюрихе. Стивен Спилберг дважды пытался поступить в киношколу при Университете Южной Калифорнии, и оба раза его отвергли с вердиктом «слишком бездарен». Ну а Стив Джобс, как известно, вообще бросил дорогущий Портлендский колледж и потом вспоминал, что единственной полезной дисциплиной там оказалась каллиграфия, ведь именно графический концепт Apple стал в дальнейшем основным источником прибыли. Зачастую взаимоотношения таланта и системы образования носят характер скорее драматического противостояния, чем «поддержки», «развития», «создания условий». Талант так устроен, что никакие самые точные в мире методики «выявления» не смогут нам предсказать, где, когда и как он раскроется. А пойманный в «сетку школьных предметов», он может и вовсе угаснуть, оказавшись не у дел. Как же быть?

 

Тема работы с развитием детских способностей, а в пределе – и с одаренностью, кажется мне сейчас крайне важной. Я уж не говорю про ФГОСы всех ступеней, которые настойчиво требуют от педагога целенаправленной работы по развитию детского мышления, формированию преобразующих компетентностей, внутренней мотивации к обучению. Вся окружающая реальность, и социально-экономическая, и культурная, прямо кричит о том, чтобы тема, которую мы в образовании привычно маркируем канцеляризмом «система выявления и поддержки талантливых детей», удостоилась, наконец, содержательного обсуждения и переосмысления.

Сейчас такое время – все читают экономистов. Ну и я. Так вот, хочу сказать, что именно в социально-экономической аналитике и прогнозах можно обнаружить те ключевые разрывы, которые, возможно, не так видны, если в размышлениях на тему развития детской одаренности и талантов привычно ограничиваться «психолого-педагогическим аспектом».

Вот прогноз Александра Аузана, декана экономического факультета МГУ: «Может ли Россия жить без нефти? Стоит напомнить, что Россия, кроме нефти и газа, производит еще одно благо мирового значения – мозги. Несмотря на неудачные реформы в сфере образования, репрессии и кризисы, нашей стране удается рождать одно за другим поколение талантливых людей. Это во многом вопрос культуры и ее воспроизводства… Чтобы не терять мозги и доходы, нам надо серьезно перестраивать все модели и общественные институты. Пока развилка выглядит так: либо мы сырьевая страна, либо умная» (источник – РБК).

Признаться, не ожидала от экономиста настолько предельной постановки вопроса, но дальше – больше. Читаем актуальные рассуждения историка науки из Массачусетского технологического института, с которым плотно сотрудничает «Сколково», Лорена Грэхэма: «…самым поразительным является то, что Россию нельзя назвать технологическим болотом: российские ученые сделали множество важнейших научных открытий XX века. Среди их достижений можно назвать изобретение лазеров, они стали пионерами в области компьютерных технологий и даже предложили концепцию гидроразрыва – и все эти идеи были позже доработаны и коммерциализированы другими странами…» (источник – The Boston Globe). И далее, ключевое на сегодняшний день: «Неспособность превращать идеи в коммерческие начинания оказалась чрезвычайно серьезной проблемой для России и в конечном итоге для всего мира. Чем дольше в экономике этой гигантской ядерной державы доминируют сырьевые олигархи, а не стабильный, независимый деловой сектор, тем дольше миру придется терпеть ее попытки бравировать своим геополитическим влияниям, проявляющимся самым непредсказуемым образом». (http://inosmi.ru/world/20150107/225375584.htm)

Правда, неожиданный разворот психолого-педагогической проблематики?

Понятно, что в этом месте можно предъявлять разнообразные претензии несовершенству всех подряд общественных институтов и социальных лифтов, однако нельзя отрицать и того, что здесь зафиксирован серьезнейший вызов системе образования. Мы же с вами точно понимаем, какую школу прошла научная элита? Правильно, нашу. С жесткой предметной доминантой. И более того, могу спорить, что подавляющее большинство тех ученых, о которых пишет Грэхем, а также тех, о которых он даже не догадывается, были в нашей школе отличниками, олимпиадниками, победителями всевозможных конкурсов, стипендиатами. То есть прошли всю систему «выявления и поддержки». Не хочется слишком подробно останавливаться на всех системных перекосах. Мы, в общем, положа руку на сердце, и так прекрасно знаем, что машинка, которая предполагает точечное выявление детей, их сортировку исходя из предметной сетки, двойное-тройное увеличение количества часов и сложности задач, а затем демонстрацию предметных результатов на всех уровнях, имеет, мягко говоря, «ряд рисков и ограничений», а именно:

Не оставляет места детской самостоятельности и самоопределению.

Не предполагает освоения способов решения жизненных задач, которые совсем не равны предметным.

Приводит к нервному истощению и выгоранию.

Убивает внутреннюю познавательную мотивацию и подменяет ее на жесточайшую зависимость от внешней оценки.

Уровень тревожности отличников в разы выше, чем у тех, кто учится хуже. А к третьему курсу института страх перед тем, что будет дальше, начинает невротически зашкаливать именно у будущих «краснодипломников». Они меньше всех понимают, что делать в ситуации неизвестности и неопределенности, которая ждет их за пределами академических стен. Может, ключевая проблема и заключается в том, что у нас если образование, то «в стенах»?

Недавно беседовала с двумя сильными восьмиклассницами (Москва и Красноярск). Спрашиваю, что нужно переделать в школе, чтобы развивать способности лучше? Цитирую предложенные меры: уменьшить количество часов по тому предмету, к которому есть способности, чтобы «была возможность читать книги и вообще нормально заниматься – встречаться со специалистами и что-то пробовать»; отменить отметки, «чтобы на них не отвлекаться», «чаще куда-нибудь ходить».

Анализ международных исследований, так или иначе касающихся развития одаренности в образовании, показывает, что ключевыми становятся два не так просто переводимых на русский язык понятия: need for cognition (NFC) и cognitive challenge. Под NFC подразумевается такой особый тип мотивации, когда человек стремится к новым достижениям и получает удовольствие от того, что справляется со все более и более трудными задачами. То есть важна не просто жажда знаний (по типу расширения кругозора), а удовольствие от трудных свершений. А обеспечить формирование такого типа мотивации можно, именно систематически создавая ситуации, где учащемуся бросается «познавательный вызов». Настоящий мотивирующий вызов в стенах класса и в рамках репродуктивного урока бросить достаточно сложно, согласитесь.

Я уверена, что открыть образовательное пространство, сделать его вдохновляющим и «бросающим вызов» можно, изменив всего две вещи (только одновременно): 1) собственные установки. Признать, что это не излишество, а средство выживания; 2) способы работы. Прямо заместить репродуктивные уроки «в стенах» другими типами занятий, максимально их разнообразив. Другой вопрос, что многочисленные встречи с учителями показывают, что как раз современные диалогичные способы работы, направленные на организацию группового мышления, проектирования, совместного творчества и преобразования, являются, к сожалению, чуть ли не главным дефицитом в числе профессиональных умений. Разнообразные погружения, задачи предельного типа, квесты, игры, интеллектуальные путешествия, дебаты, форсайты никак не проникнут в «стены официального образования», хотя при этом невероятно востребованы в других сферах, где люди вместе думают, учатся и проектируют будущее. Может, освоим все-таки? А то вон видите, Стив наш Джобс на задней парте совсем уснул уже. Или пусть спит?

________________________________________________

Команда экспертов «Эврики» совместно с единомышленниками из бизнес-образования, антропологии и игропрактики на площадке дистанционного Института повышения квалификации EurekaOnline предлагает курс «Развитие детской одаренности в образовании: перспективные модели». Материалы преподавателей курса смотрите в этом номере «ВО».

Опубликовано в Новости образования

Контрольная работа для 10-11 класса

Герундий. Причастие.

Задание 1. Дополните предложения, употребив герундий.

К-1

1. … in the morning is very good for our health. 2. … ancient coins is my hobby. 3. Her dislike is … . 4. It is not very polite … personal questions.

K-2

1. I avoid (встречаться с этим человеком). 2. This book is worth ( прочесть и обсудить). 3. Your shoes are dirty, the need (почистить). 4.Do you mind (пойти на концерт классической музыки).

K-3

1. She was tired  ( to repeat) her part in the play. 2. We  thanked  him (to be) so kind to us. 3. I insisted (to turn down) the TV set. 4. He succeeded ( to get) a good job.

Задание 3. Переведите на русский язык, обращая внимание на герундий.

K-1

1. Watching football matches can be exciting enough, but of course it is more exciting playing football. 2. She stopped coming to see us, and I wonderful what had happened  to her. 3. Can you remember having seen the man before?4. She was terrified of  having  to speak to anybody, and even more, of  being  spoken to.

Задание 5 . Раскройте скобки, употребляя соответствующую форму герундия.

K-1

1. Excuse me for ( to break) your beautiful vase. 2. You never mentioned (to be) to Greece. 3. She was proud of ( to award) the cup of a champion. 4. I don’t remember ever (to meet) your sister.

 

Опубликовано в Тесты, контрольные
Вторник, 24 Февраль 2015 09:00

Неделя английского языка

Дата

Мероприятие

Ответственный

Место и время проведения

24.02

Конкурс чтецов английской поэзии среди 3 – 11 классов.

Морозова Н.В.

Актовый зал

13.00 – 3 – 4 классы

13.30 – 5 – 7 классы

14.00 – 9 – 11 классы

25.02

Ø  Страноведческий конкурс «Знаешь ли ты Великобританию?» среди 9 – 11 классов.

Ø  Страноведческий конкурс «Знаешь ли ты Великобританию?» среди 5 - 6  классов.

Ø   Конкурс певцов английской песни среди 3 – 11 классов.

 

Морозова Н.В.

 

Фролова Н.А.

 

Учителя ШМО

В течении дня

 

В течении дня

 

Актовый зал

13.00 – 3 – 4 классы

13.30 – 5 – 7 классы

14.00 – 9 – 11 классы

26.02

Конкурс проектов «Обычай и традиции Великобритании» среди 7 – 8 классов.

Конкурс «Brainring » среди 4 классов.

Кириллина Е.В. Кузина Л.С.

 

Козлова О.Е.

Каб. № 41

14.00

Актовый зал

13.00

24 – 27.02

Конкурс рисунков «Моя любимая буква» среди 2 классов.

Конкурс рассказов «Моё любимое животное» среди 3 классов.

Школьная гостиная: «Традиции Англии» - Fiveoclocktea!

Учителя ШМО

 

 

 

Сёмочкина Т.А.

 

 

В течении недели

 

 

 

По графику

27.02

Подведение итогов.

Учителя ШМО

 

Опубликовано в Новости школы
Вторник, 24 Февраль 2015 08:58

Конспект урока

Конспект урока по физической культуре для 3класса (по ФГОС)

Раздел: легкая атлетика.

Цель урока: сформировать у обучающихся знания и навыки техники прыжков в длину с разбега

Задачи:

1.обучение знаниям о прыжках в длину с разбега

2.формирование элементов техники прыжка

3.развитие прикладных туристических навыков

Этап образовательного процесса

Деятельность учителя

Деятельность учащегося

Личностная

Регулятивная

Познавательная

Коммуникативная

1

2

3

4

5

6

Подготовительный(7 минут)

1.Сообщение УЗ на урок

 

 

2.Разминка: ОРУ на месте:

-исходное положение (и.п.) – руки на поясе; наклоны головы 1-вправо, 2-влево, 3-вперед, 4-назад

-  и.п.-руки на поясе, ноги на ширине плеч; 1,2-пружинящие наклоны вправо, левая рука вверху, 3,4- пружинящие наклоны влево, правая рука вверху

-и.п.-руки на поясе, ноги на ширине плеч; 1-прогнуться, 2,3-наклон вперед, 4-и.п.

- и.п.-руки вперед;1-мах правой до касания левой руки, 2,4-и.п., 3-мах левой до касания правой руки;

-и.п.-сед на левой; на 1-4 перекат на правую с опорой на рюкзак и обратно

-прыжки; 4-с опорой на рюкзак, меняя ноги, 4-хлопки, 4-прыжки с поворотом на 90 градусов за один прыжок

-на 4 счета надеть рюкзак, на 4 счета снять

Ознакомить учащихся с целью и задачами урока, настроить на урок

 

 

Подготовить организм занимающихся к работе в основной части урока

Все упражнения разминки выполнять по 4 повтора

упражнения выполняются в парах

При выполнении упражнений разминки учащиеся располагаются парами лицом друг к другу, при выполнении упражнений организуем анализ правильности выполнения упражнений партнером

Упражнения выполнять на максимальной амплитуде

При выполнении махов ногами следить за дистанцией между учащимися

Перекаты выполнять ниже, для устойчивости использовать опору руками на рюкзак

При выполнении прыжков на месте – сохранять дистанцию

значение прыжковв жизни

 

 

установить роль разминки при подготовке организма к прыжкам

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Уточнить влияние разминки мышц ног на готовность к прыжковым упражнениям

 

 

 

Анализ имеющихся знаний о прыжке

 

 

Определить последовательность и приоритет разминки мышечных групп

Произвести моделирование прыжка

 

Произвольно строим речевое проговаривание упражнений за учителем при проведении разминки

Обсудить ход предстоящей разминки

 

Деятельность направлена на продуктивное взаимодействие при проведении разминки как со сверстниками при работе в парах, так и с учителем

Основной(18 минут)

1 часть (6 минут)

1место занятий - «классики»- попеременные поступательные прыжки с одной на две ноги и обратно

 

 

2место занятий – прыжки на мат с отталкиванием от рюкзака

 

 

2 часть(6 минут)

Прыжки с разбега через препятствие  (рюкзак)

 

Делим обучающихся на две группы (по половому признаку или по степени физической готовности)

Выявляем толчковую ногу, отрабатываем постановку ног при приземлении, регулируем нагрузку количеством прыжков в одной серии

 

Отрабатываем вынос маховой ноги при спрыгивании с рюкзака на мат

 

 

 

Отрабатываем элементы прыжка в длину с разбега через препятствие (рюкзак)

 

Определить влияние элементов прыжка на результат (отталкивание толчковой ногой; вынос маховой ноги, правильное приземление – движения рук и ног)

 

 

Место прыжков в туристическом походе, вообще в жизни

 

 

Сравнить усилия, затрачиваемые на обычные прыжки в каждую клетку и прыжки через классик (услож. вар)

Движения  руками при прыжке направлены на сохранение равновесия

Сравнить прыжки с места и с разбега (фазы, дальность)

 

 

Формировать мыслительные операции по каждому из разучиваемых элементов прыжка и соединение их в целое

 

 

Определить эффективную модель прыжка в длину с разбега

 

 

Распределение функций обучающихся во время работы по местам занятий

 

 

 

 

 

 

Развиваем умение выразить свою мысль по поводу освоения прыжка одноклассниками

Заключительный (5минут)

1.Упражнения на равновесие – ходьба по мостику (рюкзакам)

 

2.Анализ выполнения УЗ обучающимися, рефлексия, домашнее задание

 

Восстанавливаем пульс, дыхание. Развиваем координационные качества

Проверяем степень усвоения обучающимися УЗ

Ставим УЗ на дом

Определить собственные ощущения при освоении учебной задачи на уроке.

Осознать нужность домашнего задания

Условия, необходимые для достижения поставленной цели

Определить смысл поставленной на уроке УЗ

Формируем умение выделять основные признаки сравнения выполнения УЗ

Обеспечиваем социальную компетентность и учет позиции других людей

1

2

3

4

5

6

 

Опубликовано в Конспекты уроков